«Кавказский вариант»

Реформирование МВД в южных республиках оборачивается шельмованием наиболее профессиональных кадров

Асланбек Хаупшев

Реформа МВД марширует по стране. Но, как известно, реформирование – это прежде всего люди: конкретные и реальные. И вовсе не в одном лишь центральном аппарате. Но о том, как идёт переаттестация кадров в регионах, сообщается предельно скупо: «снят», «назначен». Кого именно продвигают ввысь по региональной вертикали, а кто, напротив, оказывается задвинут, по каким причинам — это от нас, налогоплательщиков и избирателей, сокрыто. Попытаемся разобраться в проблеме на частном примере перемен в аппарате МВД по Кабардино-Балкарской Республике (КБР). И судеб некоторых его работников.

Новая метла


О том, что в аппарате кабардино-балкарского МВД грядут перемены, догадаться можно было задолго до официального анонсирования реформы МВД. В ноябре 2010 года на совещании в Пятигорске министр внутренних дел России Рашид Нургалиев поставил Кабардино-Балкарию в один ряд с Дагестаном и Ингушетией среди регионов Северного Кавказа с наибольшим уровнем террористической угрозы. 15 ноября 2010 года Указом Президента России № 1417 от своей должности был освобождён министр внутренних дел по КБР генерал-лейтенант милиции Юрий Томчак, проработавший в республике 4,5 года. Его уход формально выглядел, как если бы Юрия Иосифовича сняли за плохие показатели ведомства в борьбе с экстремизмом, терроризмом, вообще с бандитским подпольем. Показатели действительно неважные. Но сам по себе этот критерий — неудачи в борьбе с экстремизмом — ни разу не служил причиной отставок министров внутренних дел ни в одном из регионов России. А ещё непонятно: если генерал Томчак так провинился, почему он тут же получил пристойное назначение: начальника УВД по Омской области? И стал в апреле 2011 года генерал-лейтенантом уже полиции… Выскажем предположение: дело вовсе не в профессиональных качествах или показателях деятельности прежнего руководителя регионального МВД, а в необходимости высадить его именно из министерского кресла в Нальчике?

Томчак ушёл, но вместо него министром назначают вовсе неопытного силовика, знающего проблемную республику. Ставший новым министром полковник милиции Сергей Васильев с 1988 по 2010 год работал лишь по линии уголовного розыска и только в Свердловской области. На Северном Кавказе он не служил, специфики региона не знает и, как показала практика, ситуацией явно не владеет. Да и реально ли войти в курс дела за полгода, освоившись на совершенно новом месте? К тому же генерал-лейтенантскую должность республиканского министра полковник получил, минуя такие необходимые ступени лестницы, как должности замначальника и, затем, начальника регионального УВД. Правда, одну из этих ступенек новый министр как бы прошёл. Но чисто формально: 17 июня 2010 года Указом Президента России № 760 полковник милиции Сергей Васильев был назначен первым заместителем начальника УВД по Кемеровской области — начальником криминальной милиции. И, не проработав в этой должности пяти месяцев, полковник сразу же получил назначение в Кабардино-Балкарию. Хотя понятно, что за эти месяцы в Кемерово (опять-таки чужом для назначенца регионе) вряд ли можно полноценно подготовиться к должности руководителя МВД Кавказской республики. Да ещё той, в которой идёт война с террористическим подпольем.

После снятия постов ГИБДД в конце 2010 года вылазки боевиков в Кабардино-Балкарии участились

Новый руководитель республиканского МВД начал с опорных пунктов милиции и постов ГИБДД: они были… упразднены. Последствия не замедлили себя ждать. Так, как сообщали коллеги из информагенства Caucasus Times, после закрытия поста ГИБДД количество краж автомобилей в Майском районе выросло в три раза. Консервация же поста в Терском районе привела к беспрепятственному транзиту по дорогам оружия, наркотиков и свободному перемещению криминальных элементов. В том числе боевиков (Caucasus Times, 4 февраля 2011 года). Проще говоря, ночные дороги стали безопасны для передвижения боевиков, перевозки оружия, боеприпасов, наркотиков и прочего криминального груза. Именно за эти несколько месяцев «свободы на дорогах», возмущенно констатирует ряд СМИ, боевики безнаказанно убили черкесского общественного деятеля Аслана Ципинова, главу администрации Чегемского района, муфтия Кабардино-Балкарии шейха Анас-Хаджи Пшихачева (От редакции: За год до своей гибели Анас-Хаджи Пшихачев был гостем нашей редакции, приняв участие в круглом столе по проблемам Кавказа. См. «Совершенно секретно», № 10 за 2009 г.), «не считая» ещё нескольких десятков других убийств и нападений на милицейские посты и патрули. Причём почти всегда, как отмечают наши коллеги-журналисты, боевикам удавалось безнаказанно скрыться. Для стабилизации обстановки в республику пришлось ввести дополнительные силы сотрудников правоохранительных органов (Caucasus Times, 1 февраля 2011 года). Однако главное ноу-хау нового министра было в том, что именно прикомандированным из других регионов, мало знакомым с местной спецификой, был передоверен контроль за основными транспортными узлами Кабардино-Балкарии.

При этом налаживанием нормальной координации действий между командированными и местными сотрудниками милиции озаботились слабо. И между прикомандированными и местными сотрудниками МВД порой стали вспыхивать перестрелки. Центральные СМИ, правда, об этом старательно умалчивают, как они умолчали о том, что в феврале 2011 года прикомандированный к МВД по КБР милиционер в центре Нальчика расстрелял двоих местных коллег, приняв их за боевиков (Caucasus Times, 28 февраля 2011 года) Лишь 4 февраля 2011 года министр внутренних дел Кабардино-Балкарии полковник Сергей Васильев, осознав свою ошибку, принял решение о восстановлении всех стационарных постов ГИБДД (Caucasus Times, 4 февраля 2011 года).

Логику действий новых руководящих кадров МВД по КБР вообще тяжело понять: свою деятельность они почему-то начали не с главного – борьбы с экстремизмом, бандитизмом и наркоторговлей, а с ГИБДД, штаба, аппарата помощников и экономических подразделений. Именно туда и пришли новые амбициозные назначенцы — молодые офицеры из Свердловской области. Порой явно молодые, чтобы иметь должный опыт работы в этих сферах. Так, в службу экономической безопасности (СЭБ) МВД по КБР (УБЭП и УНП) был назначен подполковник милиции Алексей Павлов. Подчинённым его представили несколько оригинально. 11 февраля 2011 года в 8.30 утра был поднят по тревоге весь личный состав УБЭП и УНП. Но оказалось, что это не очередная антитеррористическая тревога, как было подумали люди: так новый министр представил тридцатилетнего подполковника милиции Павлова, прибывшего из Свердловской области в качестве временно исполняющего обязанности заместителя министра внутренних дел по КБР по экономической безопасности.

На том представлении новый министр ещё заявил, что переход в полицию сотрудников СЭБ МВД по КБР зависит ныне исключительно от Павлова. Однако согласно никем пока ещё не отменённому Положению о прохождении военной службы, производить аттестацию сотрудников имеет право только тот руководитель, который проработал в органах внутренних дел вместе с аттестуемыми свыше года. (К сведению, за период руководства Павловым показатели оперативно-розыскной деятельности снизились в два раза.)

Генерал без армии. Армия без генерала


Возникает вопрос: куда же тогда делся отвечавший за эту сферу генерал-майор милиции Асланбек Хаупшев, заместитель министра внутренних дел по КБР по экономической безопасности? Вполне дееспособного генерала Хаупшева, имеющего тридцатилетний стаж безупречной службы в правоохранительных органах России, отправили в отпуска, отгулы, на больничные и т.п. Опять же в состав аттестационной комиссии генерала Хаупшева, знающего личный состав службы с 1994 года, владеющего оперативной обстановкой, демонстративно не включили. Почему? Перерыв все мыслимые сайты слива компромата и прошерстив форумы сотрудников полиции, ничего «нехорошего» на Хаупшева найти не удалось. Не аргумент? Но раз генерала не подставляют бывшие и нынешние подчиненные, и не льют грязь коллеги, это тоже показательно. Запомнилась фраза с форума одного из сайтов: в 1990-е годы, когда Хаупшев возглавлял в Кабардино-Балкарии налоговую полицию, это ведомство считалось одним из тех немногих, куда можно было устроиться, не заплатив за должность деньги.

Нашёл и другое упоминание о Хаупшеве тех времен, когда он был заместителем директора Федеральной службы налоговой полиции России. В ноябре 1999 года со ссылкой на него «Российская газета» сообщила, что некоторые кредитно-финансовые учреждения Москвы, принадлежащие выходцам из Северного Кавказа, используются для отмывания денежных средств, добытых преступным путем, и могут быть источником финансирования бандформирований (Российская газета, 20 ноября 1999 г.).

Сухие строки официального документа позволяют судить, как оценивало деятельность генерал-майора милиции Хаупшева его непосредственное руководство. Приведём выдержки из его прошлогодней аттестации: «Заместитель министра внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике по экономической безопасности генерал-майор милиции Хаупшев Асланбек Хусенович служит в органах внутренних дел с сентября 1981 года. …В июле 2003 года был назначен на должность заместителя министра ВД по КБР по экономической безопасности. В результате управленческих мер достигнуто быстрое и эффективное формирование подразделений экономического блока МВД по КБР, которые из года в год стабильно наращивают оперативные позиции в сфере экономики КБР».

Там же пишется, что за рассматриваемый период больше чем на треть увеличилось количество выявленных преступлений экономической направленности, следствие по которым обязательно — в два раза.
Почти на 100 процентов больше выявлено преступлений в сфере экономической деятельности. Также вдвое возросли суммы возмещённого ущерба по оконченным уголовным делам.
Рост выявленных и раскрытых преступлений коррупционной направленности за 2006 — 2009 гг. составил порядка 100 %, на 200% больше выявлено фактов взяточничества.
И ещё оттуда же: «Принимает участие в наиболее значимых оперативных проверках и разработках. Лично выявляет преступления высокой общественной значимости.

С начала года обеспечено значительное увеличение количества выявленных преступлений в сфере производства и оборота спирта этилового, алкогольной продукции и спиртосодержащей продукции.
…Хаупшев А.Х. согласен в интересах службы на перевод на любую равнозначную должность, что соответствует современным требованиям реформирования ОВД и государственной программы борьбы с коррупцией.
Инициативно организует работу по защите бизнеса…
За заслуги в обеспечении экономической безопасности РФ и высокие личные показатели в служебной деятельности Указом Президента России от 15.03.2002 г. № 284 награжден Орденом Дружбы…».

Скажи мне, кто твой враг…

Нетрудно догадаться, что на ниве своей служебной деятельности заместитель министра (и, в своё время, замдиректора ФСНП) нажил немало недоброжелателей явных и скрытых. Даже из процитированной выше аттестации видно, что активность подразделений экономического блока республиканского МВД существенно задевает интересы немалого количества людей влиятельных, авторитетных, способных при необходимости организовать атаку на оппонентов-милиционеров при помощи фигур явно подставных, но с активным привлечением СМИ.

Ещё античные мудрецы говорили: «Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется». И с 2008 года некий Муса Кауфов, бывший руководитель ООО «Нальчикский пищекомбинат», пишет жалобы и размещает в СМИ материалы, где утверждалось: пищевым комбинатом пытаются завладеть сотрудники службы экономической безопасности МВД по КБР под руководством генерала Хаупшева. Интересы сторон и правда пересекались: сотрудники СЭБ МВД по КБР выявили в действиях Кауфова целый букет деяний, подпавших под пять статей УК РФ. Там было и формирование уставного фонда предприятия с использованием утерянных паспортов, неуплата налогов, злостное (свыше двух лет) неисполнение решения Арбитражного суда Кабардино-Балкарии об отстранении его от руководства предприятия — в связи с введением процедуры банкротства, незаконное присвоение 90% имущества предприятия и, наконец, стрельба из ружья по конкурсному управляющему. Сей гражданин не менее четырех раз привлекался к уголовной ответственности, был признан судом виновным, год провёл в колонии-поселении. Проверяющие органы никаких нарушений со стороны сотрудников СЭБ МВД по КБР и тем паче попыток присвоить ими комбинат, не выявили. Но сколько сил и времени отняла эта нервотрёпка!

Начало нового и весьма странного наезда, уже персонально на Хаупшева, датируется апрелем 2010 года. Тогда некий московский бизнесмен Барсуков В.Н., гендиректор ООО «Центр независимых экспертиз», обвинил генерала Хаупшева в том, что тот требовал с него крупную сумму денег. Свои жалобы Барсуков направил Президенту РФ, директору ФСБ, Генеральному прокурору, в Следственный комитет при Прокуратуре РФ, МВД РФ и прокуратуру Кабардино-Балкарии. О «гонимом коммерсанте» рассказало даже телевидение.

Согласно утверждению риэлтора, «на следующий день после взрыва в московском метро» (имеется в виду теракты 29 марта 2010 года) к нему в офис пришли два человека, представившиеся сотрудниками МВД Кабардино-Балкарии и, «сославшись на то, что они представляют интересы заместителя министра внутренних дел Кабардино-Балкарии Асланбека Хаупшева, стали банально вымогать… 70 млн. рублей». Спустя неделю, как утверждал коммерсант, пришли уже четверо и с оружием… Какое ко всему этому отношение имели теракты, не смог уловить никто. Но вот то, что в милицию тогда риэлтор звонить не стал, хотя в той обстановке на сигнал о вооружённых товарищах с Кавказа среагировали бы обязательно… Может, их и не было? Вот и «Заключение проверки по обращению Барсукова В.Н.», утверждённое 13 августа 2010 года первым заместителем начальника Департамента собственной безопасности (ДСБ) МВД России генерал-майором милиции В.В. Балашовым, гласит: «…В ходе проверки изложенные в заявлении Барсукова сведения о неправомерных действиях Хаупшева не подтвердились».

Первая серия этой истории датируется 2006 годом, когда Барсуков оказал семье Хаупшевых вполне добросовестные риэлторские услуги по обмену квартиры. Следующая серия закрутилась в 2008 году и, казалось бы, прямого отношения к Хаупшеву не имела: Барсуков убедил родственницу генерала вместе вложиться в инвестиционный проект. Та, поверив московскому риэлтору, вложила под обещанные немалые проценты свои и занятые у кредиторов средства. Вот только проект Барсукова лопнул и, цитирую документ ДСБ, «соинвесторы стали требовать … возврата денег». Часть долга Барсуков вернул, но львиную долю своих долговых обязательств исполнить отказался. В связи с чем впоследствии к нему был подан иск в Нальчикский городской суд, который 29 ноября 2010 года вынес решение: взыскать с ответчиков 72 миллиона 750 тысяч рублей… И если в офис Барсукова и приходили «люди с Кавказа», это были вовсе не оперативники Хаупшева, а представители тех самых соинвесторов. И не оружие у них было, а доверенность на получение долга. (К слову, после их посещения у Барсукова и проявилась «писательская» жилка по отношению к Хаупшеву. – Ред.)

Барсуков упорно продолжал писать жалобы и заявления в инстанции. Утверждая (цитирую постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное следственным управлением Следственного комитета при Прокуратуре РФ по КБР), что «полученные им денежные средства по договору займа от 09.04.2008 являются личными средствами заместителя министра ВД по КБР Хаупшева А.Х., а также то, что данные средства были переданы ему спецпочтой в сопровождении сотрудников МВД по КБР, и в последствии Хаупшев А.Х., используя своё служебное положение, сам лично, либо через своих представителей требовал возврата заёмных средств…».

И это еще не всё. Уверовав в собственные измышления, господин Барсуков вдруг выдал на телевидении новую фантастическую версию: в качестве единственного доказательства того, что именно генерал вымогает у него деньги, привёл… свои посреднические услуги семье Хаупшевых по приобретению якобы трёх квартир (которые менялись одна на другую в период с 2005 по 2007 гг. – ред.). Но парадокс в том, что обязательства по долгам у него возникли по отношению к совершено другим людям и в гораздо более поздние сроки, весной 2008 г.

Дальше – больше. Из показаний Барсукова, данных сотрудникам СК при прокуратуре РФ по КБР: «деньги за квартиру (речь идёт о сделке 2006 года. — Ред.) от Хаупшева А.Х. привозили якобы незнакомые ему мужчины, которые оставляли указанную сумму на хранение в депозитной ячейке банка. Наименование банка он не помнит. Насколько ему известно, указанные мужчины являлись сотрудниками МВД по КБР, так как он видел, как те показывали при входе в банк служебное удостоверение. Фамилии, имена и другие их данные он не запомнил, описать внешность и приметы не может. Как не может описать внешность и приметы тех, кто якобы угрожал ему в его офисе весной 2010 года, но «предполагает, что указанные лица пришли по указанию Хаупшева А.Х.».

Интересный риэлтор попался: суммы он помнит до копейки, деньги сам видел, держал в руках, считал. Только вот не помнит ни отделения того банка, где это происходило, ни даже его названия. Склероз? Но эту байку лучше рассказывать в другой аудитории.
Далее, по версии риэлтора, происходит ещё более интересное: «При подсчёте суммы денежных средств для их сдачи на депозитную ячейку, кассир банка обнаружила, что несколько десятков тысяч долларов США из указанной суммы фальшивые». И оцените деликатность коммерсанта в этой ситуации: «в правоохранительные органы по факту обнаружения фальшивых купюр он не обращался, так как деньги были не его, и он не был достоверно уверен в их поддельности, знал об этом только со слов кассира».

«Этими утверждениями, не нашедшими своего подтверждения, — написал уже Хаупшев, подавший иск о защите чести, достоинства и деловой репутации в Нальчикский горсуд, — Барсуков В.Н. обвинил меня в совершении преступления в виде сбыта поддельных денежных знаков». Вывод следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел следственного управления СК при прокуратуре РФ по КБР Жилясова лаконичен: «Собранные объективные данные в совокупности свидетельствуют об отсутствии в действиях заместителя министра внутренних дел по КБР Хаупшева А.Х. события какого-либо преступления… Доводы Барсукова В.Н. о том, что полученные им денежные средства… являются личными средствами заместителя министра ВД по КБР Хаупшева А.Х., а также то, что данные средства были переданы ему спецпочтой в сопровождении сотрудников МВД по КБР… полностью опровергнуты собранными объективными данными» и «заключением ДСБ МВД России». А «каких-либо объективных данных о том, что при расчетах с Барсуковым В.Н. были использованы фальшивые деньги в ходе предварительной проверки не добыто. В своём объяснении Барсуков В.Н. не указывает, по каким конкретно признакам он сделал вывод о поддельности денежных средств…». И ещё одно любопытное заключение следователя: «В действиях Барсукова В.Н., обратившегося с заявлением к Президенту России и ФСБ России на неправомерные деяния Хаупшева А.Х., усматриваются формальные признаки состава преступления, предусмотренного ст.129 УК РФ». (ст. 129 УК РФ «Клевета». — Ред.)

Сами по себе Барсуков и Кауфов (о котором речь шла выше) — фигуры явно немасштабные. Закрадывается подозрение, что без более серьёзных кукловодов не обошлось: очень уж ко времени и к месту пришёлся этот «наезд» на генерала Хаупшева. Да и сомнительно, что вышеназванные фигуранты сами по себе решились бы на такое, организовав ряд изматывающих проверок со стороны ДСБ МВД, Следственного комитета, Генпрокуратуры, ФСБ, запросы от ряда депутатов Госдумы. Да ещё и сумев привлечь СМИ — вплоть до центральных телеканалов. Косвенно это предположение подтверждается и странной ситуацией с фактическим отстранением генерала от дел, и с имеющейся в редакции «Совершенно секретно» информацией, что отдельные руководители МВД по КБР якобы готовы дать «зелёный свет» любому, кто предоставит компромат на генерала Хаупшева.

Сам Асланбек Хаупшев говорит, что за свою должность не держится, и сам неоднократно предлагал ротацию на любую другую равнозначную должность. И планирует свой уход из органов внутренних дел по достижению предельного возраста, в сентябре этого года. Вот только уйти генерал хочет так, как служил 30 лет: с честным именем, а не под аккомпанемент компроматиады. Хочется верить, что руководство МВД России действительно принципиально и честно относится к переаттестации, а искажение её сути — лишь местный перегиб, который можно исправить, дабы реформирование МВД не привело к выдавливанию из него кадров профессиональных и заслуженных. И чтобы порядочные милиционеры, выслужившие своё, имели возможность уйти так, как и служили: достойно и с честным именем.


Источник: “http://scandaly.ru/2011/06/27/kavkazskij-variant/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя